СПАСЕНИЕ АРХИВА

Угроза сохранности и целостности архива

С момента смерти Г. А. Пугаченковой 16 февраля 2007 года в узбекистанских СМИ регулярно появлялись алармистские статьи о критических условиях хранения личного архива исследовательницы в доме ее сына Ростислава Олеговича Сосновского  и о необходимости приобретения архива государственными профильными учреждениями, как то ЦГА РУз или Институтом искусствознания им. Хамзы (см., в частности, ряд многократно растиражированных публикаций [1], [2]). Ситуация, нестабильная по причине возраста и слабого здоровья Р.О. Сосновского, инвалида по зрению первой группы и далеко не богатого пенсионера, усугубилась в результате возведения рядом с домом семьи Г.А. Пугаченковой двухэтажного особняка индийского бизнесмена Джайбира Сингха в 2009-2016 годах (см. анализ ситуации [3], [4], [5], [6]). Дом, в котором стены буквально трещали по швам, требуя капитального ремонта, был далек от идеала надежного архивного хранилища. Тот факт, что в этом доме Г.А. Пугаченкова провела последние три года своей жизни и что ее сын организовал там мемориальный кабинет исследовательницы, никак не способствовал улучшению ситуации. Помимо этого, существовала реальная опасность целостности архива с учетом сформировавшегося в Узбекистане и набирающего обороты антикварного и букинистического рынка, уже перемоловшего богатейшую библиотеку Г.А. Пугаченковой и М.Е. Массона.

 

Архив и его состояние

Архив собирался Г.А. Пугаченковой в течении всей ее жизни, методично, аккуратно, но без маниакального желания все ранжировать по специфическим архивным критериям. Все документы – рукописи, выписки, фотографии, рисунки, отзывы, полевые дневники, письма – складывались в папки советского образца по мере работы над публикацией или в ходе организации какого-либо научного мероприятия. Многочисленные фотопленки, скрученные в рулоны, разрезанные и упакованные по 5-6 кадров в аннотированные импровизированные бумажные конверты или же рассортированные для публикаций по специальным конвертам с наклеенными на них «фото-контрольками», собирались в картонные коробки. Отдельно – то в конвертах, то в альбомах – оседали фотографии: личные, семейные, официальные. Специальные отдельные папки скрывали личную переписку, которую сама Г.А. Пугаченкова называла "письма давних лет".  В больших конвертах хранились многочисленные грамоты.

Вся эта документация в общей сложности составила 342 папки научного архива и 3 папки личных писем, которые бережно хранились в семье сына исследовательницы.

Вместе со своей хозяйкой архив переехал в 2004 году из известного Дома Специалистов у канала Анхор в частный дом по улице Мироншох, где на протяжении ряда лет хранился частично в прихожей дома, частично на полках многочисленных книжных шкафов рабочего кабинета Г.А. Пугаченковой.

 

Работа над оцифровкой и классификацией документов архива

Работа с архивом началась с декабря 2018 года и продолжается до настоящего времени.

Первым этапом была очистка документов от пыли, после чего последовала их предварительная систематизация, классификация и сравнение приобретенных архивов с изначально анонсированным списком. 

Затем были выработаны методологические принципы оцифровки документов, которые предполагали сканирование каждого листа с разрешением 600 dpi в цвете, а затем сохранение файлов в тройном формате: JPG-файл высокой четкости, легкий JPG-файл и легкий PDF-файл. Сканирование документов проводилось как правило стационарными сканерами, в то время как фотопленки были оцифрованы при помощи фотоаппарата. Наиболее крупные документы, такие как планы, чертежи и реконструкции, были отсканированы в Национальной библиотеке Республики Узбекистан им. Алишера Навои, которая располагает высококачественными немецкими сканерами. Всего было оцифровано 26 914 листов основного архива или 80 742 файла в соответствии с принятой методикой.

Параллельно оцифровке документов шли, с одной стороны, разработка специальной программы и строительство базы данных онлайн, и, с другой стороны, описание сканированных документов.

В соответствии с параметрами базы данных была разработана схема описания каждого документа по следующим критериям: номер папки; номер части; номер документа; тип документа (рукопись, машинопись, письмо, отчет, фотография, чертеж, план...); автор документа; название документа; количество страниц; даты; ключевые слова; геолокация; идентифицированные персонажи; комментарии/библиографические ссылки.

На сегодняшний день описана примерно треть архива. По мере продвижения работ по описанию открытый архив онлайн будет пополняться новыми документами, о чем будет регулярно сообщаться.

К концу 2020 года мы планируем полностью завершить описание архива, после чего весь архив будет подарен Узбекистану и перемещен в ЦГА РУз, где будет классифицирован и инвентаризирован в соответствии с действующим регламентом, а в дальнейшем составит единую коллекцию с личным архивом Михаила Евгеньевича Массона, супруга Г.А. Пугаченковой.


Разбор и первое ознакомление с архивом, Светлана Горшенина и  Энвер Асанов (видео Азизы Умаровой, апрель 2019 г.)